website templates
Mobirise

ПУТЬ ВОКРУГ США 
июль - август 1942

Mobirise themes are based on Bootstrap 3 and Bootstrap 4 - most powerful mobile first framework. Now, even if you're not code-savvy, you can be a part of an exciting growing bootstrap community.

Choose from the large selection of latest pre-made blocks - full-screen intro, bootstrap carousel, content slider, responsive image gallery with lightbox, parallax scrolling, video backgrounds, hamburger menu, sticky header and more.

Sites made with Mobirise are 100% mobile-friendly according the latest Google Test and Google loves those websites (officially)!

Mobirise themes are based on Bootstrap 3 and Bootstrap 4 - most powerful mobile first framework. Now, even if you're not code-savvy, you can be a part of an exciting growing bootstrap community.

Choose from the large selection of latest pre-made blocks - full-screen intro, bootstrap carousel, content slider, responsive image gallery with lightbox, parallax scrolling, video backgrounds, hamburger menu, sticky header and more.


   Впереди 3-х суточный переход из Сан-Франциско до Сиэтла. Идем без сопровождения. В рейсе всякое может случиться, капитан напоминает сигнальщикам об особой бдительности. Сводки погоды для Энсона от американских радиостанций из-за отсутствия английских радистов принимаем сами. Погода благоприятствует походу.

 Из воспоминаний Г.М. Гладуша

    Переход от Сан-Франциско до бухты Провидения мы намеревались преодолеть в три этапа. Первый из них протяжённостью в 855 миль оканчивался в Сиэтле, куда мы и пришли 4-го июля 1942 года. Радостно и дружно мы приветствовали в нем нашего комиссара старлейта Новикова М.Ф., поднявшегося на борт корабля, как только "Микоян" стал на якорь в бухте Сиэтла.

    Вскоре же мы вошли на местный судостроительный завод.

Из воспоминаний Н.И. Кузова

    На ледоколе необходимо произвести большой объем работ. Необходимо смонтировать противомагнитный пояс, перебрать машины, котлы‚ установить артиллерийское вооружение. После недолгой стоянки у пирса буксиры отводят ледокол на судоверфь, причаливают к стенке, где и должен производиться весь ремонт.

    Американские рабочие к ремонту приступают на другой же день.

    Как только мы прибыли на судоверфь, тут же появилось и много рабочих, было доставлено оборудование и материалы. Вдоль бортов по палубе прокладываются электрические кабели для размагничивания судна против магнитных мин.

 Из воспоминаний Г.М. Гладуша

    Все вопросы по нахождению корабля в США обеспечивал помощник советского военно-морского атташе капитан 3 ранга Н.А.Скрябин.

    Американцы, под присмотром Ю. Злотника, быстро и качественно отремонтировали корабль.  


Mobirise

Капитан корабля С.М. Сергеев и старший механик корабля Ю.М. Злотник в Сиэтле, июль 1942.
Фотография из архива Ю.М. Злотника.


   Рабочие американского порта, моряки очень приветливо встретили экипаж ледокола, чем могли помогали в проведении ремонта.
М. Божаткин "А. Микоян" (из цикла "Героические Корабли")

    Окончание ремонта решили отметить вечером-концертом в одном из самых респектабельных залов Сиэтла совместно с представителями города.

    Когда после выступления французской певицы в сопровождении известного джаза объявили, что на сцену приглашаются русские моряки, зрители, не только занявшие все места, но и забившие походы, разразились громом аплодисментов и одобрительным свистом. Все номера, особенно матросское «Яблочко», были встречены овацией и скандированием: «Браво, русс!»
    А когда пришло время уходить на корабль, к переводчику стремительно подбежала стройная девушка, о чем-то быстро спросила его и, обращаясь к трюмному машинисту Федору Скрипниченко, скороговоркой выпалила: «Фьедьа, йа лублу вы!» Широкоплечий, статный «Фьедьа» остолбенел и стал краснее аварийного буя.
    На следующий день девушка письменно обратилась в наше консульство с просьбой разрешить русскому матросу «Фъедье» нанести визит к ней домой. Консул с улыбкой передал просьбу командиру корабля, и Сергеев уволил краснофлотца Скрипниченко согласно Корабельному уставу до 24-х ноль-ноль. Сопровождать Федора — для моральной поддержки — вызвался командир отделения сигнальщиков Емельян Полищук.
    Девушка — ее звали Эвелин — оказалась студенткой, ее отец — преподавателем университета, профессором права.
    Моряков встретили радушно, усадили за красиво сервированный стол, завязалась беседа с помощью разговорника и жестов. Федор и Емельян слушали музыку Чайковского, Римского-Корсакова, листали семейные альбомы, прихлебывали кофе из непривычно маленьких чашечек. 

документальная повесть Е.Сигарева "Документы и оружие не брать"

Mobirise

    В Сиэтле американцы демонтировали английскую пушку и основательно вооружили корабль: установили четыре 76,2-мм орудия, десять 20-мм зенитных автоматов, четыре 12,7-мм и четыре 7,62-мм пулемётов.


    Наши союзники американцы поставили нам отличное зенитное вооружение, скорострельные автоматические пушки и крупнокалиберные пулеметы. Этим было сделано очень большое и очень нужное для нас дело. Не имея оружия, все мы чувствовали себя очень и очень скверно. Сознание нашей полной беспомощности все время тяготило и угнетало нас. Быть безоружными в такой жесточайшей войне, это ужасно. Хуже ничего быть не может. Получив то долгожданное вооружение, мы воспрянули духом. Наш психологический настрой неизмеримо улучшился. Теперь мы вновь стали силой, хотя и не такой могучей и грозной, какую являли собой в боях за Одессу и Севастополь, но все же силой, способной дать врагу отпор и достойно постоять за себя. Это нас воодушевляло, вселяло в нас радость, спокойствие и уверенность в своих возросших боевых возможностях. 

Из воспоминаний Н.И. Кузова

    Устанавливаются 75 миллиметровые зенитные пушки и крупнокалиберные пулеметы "Эрликон ", в штурманской рубке устанавливается радиопеленгаторная установка штурвального типа, в радиорубке монтируется разно волновые радиоприемники типа РСИ. Одновременно идет напряженная учеба по освоению новой техники. На ледоколе нет ни одного кадрового артиллериста, всё нужно освоить в очень короткое время.

    Команда ледокола работает вместе с американскими рабочими, и одновременно идет учеба. Боцманская команда, снабженцы‚ радисты, сигнальщики - становятся артиллеристами, пулеметчиками. Пишущий эти строки был назначен командиром расчета пулемёта. Техника требует не малых сил, нужно фалинями натянуть пружину для производства первого выстрела, а затем автоматически идет перезарядка патрона, как говорят, хорошо не поешь, пружину не сожмёшь.

    Интересное происшествие случилось с английской пушкой, установленной в Суэце. Ранее упоминалось, что она имела угол возвышения 15 градусов, а в Атлантике во время шторма сорвало подъемный механизм, и ствол намертво стал в вертикальное положение, так с этой пушкой и шли до Сиэтла. Американские рабочие вдоволь посмеялись над "совершенной" техникой, которой снабдили англичане Советское судно.

    Ледокол стоял у причала большой судостроительной верфи. Американские рабочие нам говорили, что корпус судна на десять тысяч тонн водоизмещения сваривают за 84 часа. Никакого комфорта для команды не предусматривается: коробка, трюм‚ кое-какие кубрики, машины, навигационное оборудование и судно на ходу. Эти суда предназначались для доставки грузов в СССР в крайне опасных условиях, поэтому не очень заботились об их оснащении ввиду возможности потопления во время ведения конвоев, что фактически и было. Сотни судов такого типа "Либерти " было потоплено немцами в Атлантике.

    На территории верфи исключительная чистота, нигде ничего не валяется. При одной из профилактических работ в радиорубке потребовалось с полметра проволоки 3 - 4 миллиметра в диаметре, я обошел всю территорию верфи, но проволоки не нашел и вспомнил, как работал в качестве токаря на заводе им. Карла Либкнехта в Днепропетровске. Там, на территории завода, тоннами валялась проволока, какого хочешь диаметра, и не только проволока, валялись целые станки.

    Работает на верфи около пяти тысяч человек, но на территории никто не бродит, только тележки с грузами снуют между зданиями, на судне рабочие общаются короткими фразами, никаких перекуров, кроме обеда, который приносят с собой. Все рабочие в комбинезонах с многочисленными карманами для инструментов, никто ничего не ищет, всё, что нужно, под руками, для них нет не отваривавшейся гайки - несколько капель жидкости из металлического баллончика и гайка свободно сходит. Работают красиво, о посторонних разговорах во время работы не может быть и речи, все рабочие всё время в работе - восемь часов минута в минуту.

    Несколько дней хватило для монтажа кабелей, ремонта машин, монтажа артиллерийских установок.

    Радисты приняли уже на американских приемниках удручающую сводку Совинформбюро - наши войска оставили город Севастополь. Очень тяжёлый для нас, черноморцев, удар.

    Отшвартовываемся от причала на судоверфи и переходим к портовому пирсу для погрузки угля и других материалов, а также для производства дезинфекции судна в целях уничтожения крыс‚ клопов, тараканов.

    Вся команда перебирается в палаточный городок, оборудованный американцами на лужайке вне порта, в котором мы и жили три дня.

 Из воспоминаний Г.М. Гладуша

Mobirise
Экипаж корабля в палаточном лагере в Сиэтле во время дизенфекции корабля.
Фотография из архива капитана Сергеева.

    Команде разрешено ознакомиться с городом, который расположен в пяти километрах от верфи. Общественного транспорта до города нет, и мы направились в город пешком. По дороге нас любезно пригласили рабочие на свои автомашины, они ехали с работы. Все рабочие на работу едут на своих машинах, у кого нет, идут пешком, но безмашинных очень мало.

    Город - чистый, красивый, очень много клумб, сквериков и деревьев, очень высоких домов нет. Денег у нас не было, все истрачено в Сан-Франциско, но кое-какая мелочь завалялась, и было решено нанести визит рабочему радиотехнику, монтировавшему радиоаппаратуру. Он приглашал приехать в гости, если случится быть в городе, и оставил адрес.

    Остановив такси, показали адрес шофёру и спросили стоимость проезда. Шофер сказал: «О кей!», - и назвал сумму, которая нас устраивала, и мы поехали.

    Это был поселок почти стандартных домиков, в которых жили рабочие Верфи, заключившие контракт на 20 и более лет. В таком доме и жил радиотехник. Домик состоит из прихожей, гостиной, двух спален и кухни.

    Обогревается дом автономно, на кухне электрическая плита на четыре конфорки. Мебель в доме добротная, но её не много. Во дворике водная колонка, канализации нет. Домик достался по договору с фирмой с условием, что он отработает 20 лет, тогда домик перейдет в его собственность с частичной оплатой его стоимости. В контракте оговорено, что при нарушении условия он может лишиться этого домика, если будет бастовать или действовать против воли фирмы. Фирма платит гарантийный заработок, выплата еженедельная и остается постоянной, какие бы цены не складывались на продовольствие и другие товары. В случае понижения реального заработка, требовать компенсации можно только всем рабочим до единого, иначе за нарушение условий может быть наш рабочий выброшен из дома, который принадлежит фирме до окончания контракта. Поэтому рабочие тяжело идут на забастовки.

    Положение рабочих в Америке с началом войны в Европе коренным образом изменилось. По рассказу хозяина дома, до этого периода тысячи рабочих колесили по стране в поисках работы, а сейчас работы всем хватает, и безработных нет. Война где-то, а в Америке тихо. Мы подумали, кому горе, а кому радость. С товарами промышленными хорошо, а с продовольствием хуже, в связи с увеличением покупательной способности, так как миллионы получили работу, да и бизнесмены продовольствие отправляют на экспорт, им более выгодно.

    Угощение было скромное, несколько "прозрачных" бутербродов и какой-то приятный напиток, но беседа была теплой и приятной.

    Сам хозяин долго был безработным, мотался по штатам с семьей, пока не устроился на судоверфи в 1937 году, и благодарит бога, что пока все хорошо.

    Семья состоит из четырех человек - он, жена и двое детей. Старший сын стажируется на радиомеханика как ученик фирмы, младшая дочь школьница, жена не работает, в городе нет места для учителя.

    Прощаемся с семьей, он отвозит нас в центр города, и мы пешком знакомимся с городом.

    Так же, как и во многих городах, много магазинов‚ кафе, увеселительных заведений. Наступают сумерки, и, как по команде, зажигаются неоновые огни, которые переливаются разными цветами и конфигурациями, зрелище сказочное. В городе больше нечего делать, на оставшиеся монеты нанимаем такси и возвращаемся в свой палаточный городок.

    Погрузка угля и дезинфекция окончены, команде разрешается перебазироваться на ледокол. Ужас нас охватил, когда мы увидели в коридорах, трюмных помещениях сотни мертвых крыс, а в кубриках несметное количество мертвых клопов и тараканов, но теперь отдыхать будем спокойно.

    Команда готовится вновь к походу, объявляется большая приборка, все драим - медные детали чистятся до блеска, всё закрепляем.

    Ледокол к походу готов. Нас пришли провожать многие докеры и знакомые рабочие, работавшие на ремонте, и по случаю проводов отпущенные администрацией со своих рабочих мест. Нужно запомнить, что отношение рабочих, да и служащих, пока мы с ними общались, изменились в хорошую сторону, чего не скажешь о верхних эшелонах власти. Они считают, что Россия полностью зависит от Америки, и выражают свое пренебрежение, даже не отвечая на приветствия. Особенно высокопоставленные администраторы, которые посещали наш ледокол во время ремонта и стоянки в порту. Ну что же, это их дело. Мы были убеждены, что наша страна в основе полагается только на себя, хотя и не знали истинного положения и тех трудностей, которые выпали на ее долю. Мы знали, что Украина, юг России под пятой немцев, и представляли, как трудно воевать против страны, на которую работает вся Европа.

 Из воспоминаний Г.М. Гладуша

    Ни наставлений, ни описаний новых орудий не оказалось, не было на ледоколе и специалистов, знающих эти установки. И моряки решили изучать технику по-своему: начали разбирать, а потом собирать все узлы. Метод, может быть, и не самый лучший, но безотказный. После нескольких таких тренировок все изучили материальную часть, что называется, назубок.

    Вскоре для инструктажа на ледокол прибыли американский офицер и три сержанта. И когда «А. Микоян» вышел в море, офицер сказал капитану 2 ранга Сергееву:
    — Постройте ваших артиллеристов, я хочу поговорить с ними.
    — А у нас на корабле комендоров нет. По боевому расписанию места у установок занимают краснофлотцы нижней команды — мотористы, баталеры.
    Офицер недовольно хмыкнул, проворчал, что, дескать, с такой прислугой придется повозиться. Да и вряд ли кто-то сможет хорошо стрелять. Однако опасения американского офицера не подтвердились, возиться ему долго не пришлось. Моряки действовали слаженно. Еще бы: ведь почти всем пришлось вести огонь и по вражеским позициям, и по фашистским самолетам. И пусть системы орудий несколько отличаются друг от друга, принцип-то их действия одинаков. И микояновцы постарались: довели скорострельность орудий до 19 выстрелов в минуту — результат, не всегда достигаемый специалистами-комендорами.
    — У вас не баталеры и кочегары стоят у орудий, а комендоры работают кочегарами и баталерами, — сказал офицер на прощание.

М. Божаткин "А. Микоян" (из цикла "Героические Корабли")

   В окрестностях Сиэтла, в специальном учебном центра и полигоне при нем, расчеты орудий и пулеметов под руководством американских инструкторов прошли полный курс обучения владения этим оружием и многочисленные практические стрельбы из него. Это вооружение сослужило нам свою добрую службу и не единожды выручало нас на протяжении всей войны, особенно при проводке транспортов в Белом и Баренцевом морях, когда приходилось отражать налеты вражеской авиации.

    Приняв боезапас и все необходимое для дальнейшего плавания, "Микоян" ушел из Сиэтла .

Из воспоминаний Н.И. Кузова

Mobirise
Вооруженный "Микоян" на переходе из Сиэтла в Кодиак. 31 июля 1942 года.
Фотография сделана с самолета ВВС США "Энтерпрайз".
http://www.wrk.ru/forums/attachment.php?item=492310

    Ледокол покидает Сиэтл и берет курс на север. Нас сопровождают американский крейсер и миноносец до острова Кадьяк.

    Кратковременная стоянка у небольшого порта, и мы направляемся в западном направлении вдоль Алеутских островов уже без сопровождения, надеясь на свое вооружение в случае опасности.

    6 августа подходим к американской военно-морской базе на Алеутских островах, Датч-Харбор. База хорошо оборудована, о нас уже знали и предоставили место у бетонной стенки порта. В это время в базу прибыла американская тихоокеанская эскадра в составе нескольких тяжёлых крейсеров и миноносцев для заправки и отдыха личного состава.

    На палубах американских кораблей толпы моряков с интересом наблюдают за необычным судном под красным флагом. Ледокол пришвартовался бортом к стенке, а крейсера и миноносцы швартовались кормой.

    После швартовки с кораблей начали сходить матросы и офицеры, примерно человек по 200 шли на увольнение в городок, на отдых. Для этой цели в США вербуют девушек на определенный срок для обеспечения отдыха военных моряков тихоокеанского бассейна.

    Проходя мимо нашего судна, они все останавливались и приветствовали нас разными знаками и возгласами. Мы, зная, что американцы очень любят всякие сувениры, решили собрать, какие только есть значки на судне, и подарить их американским военным морякам, так как мы находились в последнем порту иного мира. Нам сходить с ледокола не разрешалось, и пришлось, те значки, которые ещё остались, бросать в толпу американских матросов. Что тут творилось! - вообразить невозможно. Каждый стремился завладеть значком, и, кому они достались, просто ликовали. Какие-то высшие чины посетили ледокол и, покидая его, один из офицеров попросил сувенир, и я расстался с маленьким портретом Ленина, который показывал людям во многих странах. Не знаю, насколько понравился этот подарок офицеру, но он очень благодарил и даже, когда они сошли с палубы судна, показывал его на пирсе сослуживцам.

    Но самый главный подарок для всей эскадры - наша военно-морская матросская форма. Для вручения этого подарка делегации от нашего судна разрешили сойти на пирс и торжественно ее вручить американскому морскому офицеру, окруженному толпой матросов. На этом закончилось наше общение с американцами, и мы начали готовиться к последнему переходу к берегам нашей Родины.

 Из воспоминаний Г.М. Гладуша

© Copyright 2020 Svetlana Tokareva, Elena Kallo - All Rights Reserved