free web templates
Mobirise

МОНТЕВИДЕО
апрель 1942

Mobirise themes are based on Bootstrap 3 and Bootstrap 4 - most powerful mobile first framework. Now, even if you're not code-savvy, you can be a part of an exciting growing bootstrap community.

Choose from the large selection of latest pre-made blocks - full-screen intro, bootstrap carousel, content slider, responsive image gallery with lightbox, parallax scrolling, video backgrounds, hamburger menu, sticky header and more.

Sites made with Mobirise are 100% mobile-friendly according the latest Google Test and Google loves those websites (officially)!

Mobirise themes are based on Bootstrap 3 and Bootstrap 4 - most powerful mobile first framework. Now, even if you're not code-savvy, you can be a part of an exciting growing bootstrap community.

Choose from the large selection of latest pre-made blocks - full-screen intro, bootstrap carousel, content slider, responsive image gallery with lightbox, parallax scrolling, video backgrounds, hamburger menu, sticky header and more.


    В постоянных яростных штормах пересекли Атлантический океан и вошли в залив Ла-Плата. Моряки облегчённо вздохнули.

    Прошли мимо заржавевших надстроек немецкого тяжелого крейсера «Адмирал граф Шпее», погибшего здесь еще в декабре 1939 года. Подошли к уругвайскому порту Монтевидео. С.М.Сергеев запросил разрешение на вход в порт. Но в ответ ему сообщили, что власти не разрешают посещение порта военными кораблями и вооруженными судами, настолько внушительно выглядел бутафорские «пушки» ледокола. Пришлось вызывать специального представителя, чтобы убедить портовые власти в том, что «вооружение» не настоящее. Только после этого получили разрешение войти в порт.

    Ещё не закончили швартовку, а по трапу на борт поднялись представители администрации порта, таможни, местных властей, полиции. Они с любопытством смотрели на моряков, осматривали корабль. Тому была причина – «А.Микоян» был первым советским кораблём, посетившим эти воды. Один из чиновников предупредил командира, «В городе прошу вести себя достойно, политической агитацией не заниматься».


Mobirise
Гибель немецкого корабля "Адмирал граф Шпее".
Фото из архива капитана корабля Сергеева.

   При подходе к стенке мы увидели тысячи людей, собравшихся у причалов порта, и не верили своим глазам. Сколько хватал глаз, везде были видны красные флаги, транспаранты с приветствиями нашей стране‚ множеством портретов наших руководителей. После швартовки мы выстроились у борта и ответили на приветственные крики «УРА!». И покатилось над всей толпой мощное  ответное «УРА! УРА! УРА!». Цепь из полицейских была не в состоянии удержать напор толпы, и некоторые люди падали с причала в воду. Их тут же подбирали катера и лодки. Власти города, не откладывая в долгий ящик, решили организовать встречу советских моряков с населением города в городском парке. Прибыли полицейские машины и представитель префектуры полиции для опечатывания радиопередатчиков. Населению объявили, что встреча состоится в парке, но народ не расходился, наверное, считая, что могут обмануть, чтобы все разошлись. Представитель полиции, который опечатывал радиостанции, оказался моим земляком из села Петропавловка Екатеринославской губернии по фамилии Косенко. Его отец, еще в 1912 году эмигрировавший от преследования русской полиции, так и остался в Уругвае, заболел и умер в 1920 году. Мать и дети прижились в этой стране, выучились и работают в учреждениях Монтевидео. Он сообщил, что в их семьях соблюдают Украинские традиции, все говорят на украинском языке и отлично знают испанский. Он также сообщил, что в городе очень много украинцев и русских‚ они соблюдают свои национальные традиции и культуру, в городе издаются газеты на украинском и русском языках, имеются национальные клубы. 

    В стране легально действуют компартия и комсомол. После формальных процедур Косенко организовал выезд в парк на полицейских машинах группы наших моряков. В парке уже были приготовлены столы с различными угощениями, и нас ждало множество народа. Уругвайцы уже знали о разгроме немцев под Москвой, а также знали, что советский ледокол должен прибыть в Уругвай, поэтому с таким энтузиазмом и встретили нас. С обеих сторон были произнесены краткие речи и горячие пожелания советскому народу полной победы над Гитлеризмом.

    Куда бы мы ни пошли по парку, нас окружали толпы народа, расспрашивали о нашей стране. Мы были восхищены ухоженным парком, в котором было много аттракционов, красивые небольшие озера, в которых плавали белые и черные лебеди, сказочные замки, различные скульптуры и цветы, цветы, цветы.

    С парка мы группами направились в город. В одном месте украинцы  завели нас в украинский клуб. Как раз в клубе шла репетиция спектакля "Наймичка" по произведению Т. Г. Шевченко. Хозяева гордились своим клубом, но поведали нам, что здесь живется им не ахти как хорошо. Хорошую работу найти трудно, тяжело с жильем, многие ютятся на чердаках и в каморках. Кто имел деньги, завели маленькие дела по торговле, а большинство заняты на работах по очистке города‚ на погрузке судов в порту. Живут надеждой попасть в Россию после победы над Гитлером. На вопрос, почему не остались на Украине после воссоединения, с ответом мнутся, мол, их сагитировали богатые, ненавидящие большевиков. Попрощались с клубными работниками, и пошли осматривать город. 

    В городе много высотных домов‚ улицы чистые‚ много цветов и деревьев.

    Где бы мы ни появились, сразу же собирался народ. На вопрос как вы узнаете, что мы русские, люди отвечали со смехом: по одежде - у нас брюки дудочки, а у вас - клеш, поэтому сразу видно, что русские.

    Попали мы на одну удивительную улицу, посреди улицы арка, на арке "эмблема": лежит полуголая женщина с поднятыми ногами в виде латинской буквы V (победа), а дальше коттеджи, коттеджи. В этих коттеджах легально занимаются проституцией сотни девушек от 17 до 23 лет, как нам объяснили наши «попутчики». Позднее, перед уходом из города, мы спросили Костенко, пришедшего распечатывать наши радиопередатчики, о непонятном для нас легальном положении проституции. Он нам сказал: власти выбрали меньшее зло - все равно проституцию не запретишь. Девушки не всегда могут найти работу, а жить надо. В заведениях они проходят медицинские осмотры, и меньше вероятности распространения венерических болезней. Конечно, это аморально, но сама жизнь заставляет идти на это.

    Почти на каждом углу японские ресторанчики-забегаловки, где продают в основном пирожки с луковой начинкой. Готовят их японцы такими вкусными, что они постоянно идут «нарасхват». Украинцы говорят, что секрета их приготовления, кроме японцев, никто не знает.

    На одной из улиц зашли в ресторан капитально покушать. Заказали жареный картофель и бифштекс. У нас было правило: в увольнении ни грамма спиртного, но нам принесли бутылку с красивой этикеткой и красными буквами наискось "ЛЕНИНГРАД". Вокруг стола собралась толпа из посетителей посмотреть, как русские будут пить водку. Пришлось в интимном разговоре с официантом признаться, что мы не пьем. Мы попросили официанта под видом раскупорки бутылки унести водку, и в бутылке принести напиток, похожий на водку (благо она была не чисто белая). Мы разлили в большие стаканы этот напиток и  выпили одним духом, удовлетворив любопытство собравшихся у столика, а они так и ахнули – что же с нами будет? Мы же спокойно принялись за еду. Бифштекс не понравился: в середине сырой, а картофель – отличный, хрустящий. Мы попросили у официанта огурчиков — мерзавчиков, но их в наличии не оказалось. Тут же немедленно были посланы гонцы, и минут через пятнадцать огурчики были на столе. Нам потом рассказали, что, если бы не подали этих огурцов по заказу, ресторан бы обанкротился - никто в него бы не ходил. Молва пошла бы по всему городу, что там не выполняют заказы. Мы потом жалели, что чуть не довели владельца ресторана до банкротства, но мы не знали о престиже марки заведения. Мы покушали и спокойно ушли из ресторана, а за нами и все любопытные, удивляясь, что русские ушли, как будто и не пили спиртного. Конечно, обманывать некрасиво, но можно и пошутить. 

    По возвращению на ледокол, мы рассказывали товарищам о происшествии в ресторане‚ и некоторые подтверждали, что и им предлагали водку "Ленинград", но они отказались и огурчиков не заказывали. Посмеялись все вдоволь.

 Из воспоминаний Г.М. Гладуша

Mobirise
Монтевидео, Площадь Независимости. 1940-е годы.
https://www.montevideoantiguo.net/index.php/galeria/revistas-y-publicidades/revista-life/revista-life-2779.html#joomimg

    Не было ни одного государства, ни одного портового города, в какие нам доводилось заходить на протяжении всего нашего тяжелого и долгого похода, в котором бы не оказывались наши русские соотечественники, выходцы из России, занесенные в эти дальние дали в разное время и по разным сложившимся в их жизни причинам и обстоятельствам. Но почему-то особенно много их осело именно здесь, в Уругвае, на его щедро одаренных природою землях и, как оказалось, самым благоприятным для их здоровья и для их всесторонней деятельности природным и политическим климатом. Осели в нем целыми колониями и поселениями. Получив в первый же день нашей стоянки в порту Монтевидео такую очень интересную, волнующую и в то же время такую весьма тревожную для нас информацию, мы, признаться, и не рассчитывали на долгожданную и радостную встречу с ними. Скорее наоборот, ожидали с их стороны вполне возможных подвохов, провокаций, выступлений и даже диверсий, а потому и были предельно настороженными и бдительными.

    При стоянках в иностранных портах и то и другое являлось для всех нас непреложным законом, соблюдавшимся нами постоянно и неукоснительно, с полной мерой сознательности и ответственности каждым членом экипажа.

    И денно, и нощно, и во все дни, вахтенная служба бдительно и надежно несла свою сторожевую службу, неослабно и зорко наблюдая за всем происходившим и на самом корабле, и на всем, что было обозримо с него.

    В данном же случае, для всех нас произошло нечто, совершенно иное, неожиданное, неизведанное и трудно объяснимое. Произошло то, чего мы никак не ожидали.

    Узнав, что в порту стоит советский корабль "Микоян", его посетили целый ряд представительных и многочисленных делегаций наших бывших соотечественников. Вопреки нашим подозрениям и самым тревожным ожиданиям возможных неприятностей с их стороны, они встретили нас исключительно дружелюбно, приветливо и радостно. Видимо, глубоко затаенное в их сердцах, непреходящее чувство любви к своей далекой оставленной ими Родине, матушке России, щемящая душу тоска по ней, чувство высокоразвитого русского патриотизма, да еще в такое, особенно тревожное, тяжелое и грозное для нее время, возобладало у них надо всеми прочими их чувствами.

    Уже на второй день нашей стоянки в порту, в одной из местных православных церквей города был отслужен молебен о даровании победы войскам нашей доблестной Красной Армии, о чем они, оказывается, молили Всевышнего и до нашего прихода в Монтевидео, и обещали нам еще усерднее молиться до одержания полной победы над ненавистным супостатом, под которым они имели в виду фашистскую Германию.

    Очень теплые, дружеские встречи происходили с ними в городе. На приеме в нашу честь, устроенном ими в одном из роскошнейших залов какого-то отеля, командиру корабля кавторангу т. Сергееву С.М. был торжественно преподнесен ценнейший памятный подарок: большой красивый серебряный кувшин и такой же большой и очень красивый серебряный поднос к нему, на наружной стороне которого по всей его окружности возле позолоченной кромки была выгравирована крупным шрифтом славянской вязью надпись: "Морякам "Микояна" от славян Уругвая".

    Больше того, по их заказу мастера-кондитеры местной кондитерской фабрики изготовили громадное (высотою с метр) шоколадное яйцо, всю поверхность которого украсили искусно выложенными цветными кремами изображения советских и уругвайских национальных флагов, гербов, символов - всевозможными затейливыми вензелями и узорами. Это было подлинное произведение искусства одаренных кондитеров-художников. Оно было доставлено на корабль и в торжественной обстановке преподнесено всему нашему экипажу.

Из воспоминаний Н.И. Кузова

    Профсоюзная делегация города преподнесла в подарок экипажу 32-килограммовый шоколадный снаряд, на котором рельефно были оттиснуты советский, английский и американский флаги. За вечерним чаем главный боцман пожарным топором — ножу шоколад не поддавался — разделил снаряд на равные части и торжественно раздал его личному составу.

документальная повесть Е.Сигарева "Документы и оружие не брать"

    Вновь мы попали в город, страну после многих, многих дней и недель тяжелого перехода в океане.

    И опять, как и прежде, если не больше, своим появлением возбудили умы и сердца людей!!! – либо на восторг и удивление, либо на адовую злобу и недоумение – что же это за люди русские?! Это они нас так называют (любопытное дело). «Черт их знает этих русских людей – плавают в такое время по морям и океанам, прибывают в отдаленные уголки земного шара самым внезапным образом. И к тому же приятны и щедры, как боги».

    Возлагают на нас венок освободителей.

 Из дневника капитана корабля, С.М.Сергеева.

    Вскоре после прибытия корабля в порт, меня спросили от имени капитана, не мог бы я спросить уругвайское правительство, не возражают ли они против возложения командой корабля венка к подножию статуи генерала Артигаса, поскольку с 1936 года не существует дипломатических отношений между Советским Союзом и Республикой Уругвай. Хотя, конечно, у меня не было официального статуса в этом вопросе, я решил обратиться к министру иностранных дел в дружеской и неформальной обстановке. Успешное сопротивление Советской Армии дало значительную поддержку небольшой коммунистической партии в этой стране, и, хотя была вероятность того, что церемония может быть использована уругвайскими коммунистами, доктор Альберто Гуани принял мой вопрос дружелюбно и заверил меня, что уругвайское правительство не возражает против церемонии. Церемония была должным образом проведена в присутствии значительной, но организованной толпы.

Из донесения Ральфа Клармона Скрина Стивенсона, Эсквайра, 20 апреля 1942
Национальный Архив Великобритании

Mobirise
Ральф Клармон Скрин Стивенсон, Эсквайр, 1946 год.
Чрезвычайный посол Его Величества и полномочный министр в Монтевидео с 1941 по 1943 год.

    Моряки сходили на берег возложить венок к могиле национального героя страны генерала Артигасу. Весть об этом распространилась по городу. Тысячи людей, в самую рабочую пору, вышли на улицы, приветствуя наших моряков, подносили цветы, пожимали руки. Под траурную музыку оркестра возложили венок. Уругвайцы произнесли пламенные речи. С ответным словом выступил М.Ф.Новиков. Оркестр исполнил «Интернационал» (в то время гимн СССР) и национальный гимн Уругвая. К месту возложения венка продолжали подходить всё новые и новые толпы людей. Движение в городе приостановилось. Полиция забеспокоилась. С.М.Сергееву предложили усадить моряков в полицейские машины и отвезти в порт. Долго ещё не расходились жители уругвайской столицы. Они шли в порт, чтобы приветствовать экипаж советского корабля.


   За время стоянки ледокола в порту экипаж пережил бум паломничества жителей города для ознакомления с русским судном и его экипажем. Полиция и наша дежурная служба следили, чтобы люди на ледокол шли только в легком летнем одеянии без сумок. Гидами были члены экипажа, а переводчиков хватало из местных жителей, русских и украинцев. Пока мы стояли в порту, местные любители кино сделали кинофильм, в котором запечатлен и наш заход в порт, и швартовка, и встреча с населением города. Этот фильм нам был подарен, и мы привезли его на Родину. Правда, пленка не очень качественная, но дорогая для экипажа. Никогда не забыть чувства уважения жителей города Монтевидео к советским морякам.

      Особенно чувство солидарности уругвайцев проявилось, когда группа советских моряков возлагала венок к памятнику национального героя Уругвая Артигасу, возглавившего борьбу за освобождение Уругвая от испанского владычества. Эта борьба закончилась полной победой.

    Сотни тысяч уругвайцев собрались на площади, где и проходил грандиозный митинг, на котором с горячими речами выступали представители от всех слоев общества, заверяя в искренней дружбе с советским нардом, который борется с гитлеризмом. Этого забыть нельзя.

    Некоторые дельцы использовали наше посещение Монтевидео и нажили миллионы песо. Одна конфетная фабрика изготовила конфеты-леденцы, круглые, диаметром 10 - 12 миллиметров и длиной 7 - 8 сантиметров. Внутри по кругу красным цветом расположены латинские буквы Ленин, Микоян. Население, пока мы стояли в порту, покупало только эти конфеты. С этой же фабрики на ледокол были доставлены в подарок экипажу шоколадный торт в виде Кремля, высотой около одного метра, и 10 ящиков конфет. Торт, конечно, быстро съели, а конфеты находились на палубе до самой Арктики, где их уже рубили топором, так как в тропиках они растаяли, а потом превратились в монолит.

 Из воспоминаний Г.М. Гладуша

    Экскурсия по Монтевидео больше походила на триумфальное шествие. Советских моряков буквально выносили из автобуса на руках, обнимали, целовали, скандируя: «Вива Руссиа!» Здоровенный, похожий на Тараса Бульбу дядька подкатил прямо к автобусу бочку с пивом, выбил из нее деревянную пробку и, первым осушив кружку, пошел вокруг бочки вприсядку. Из раструба граммофона, который держал на плече стоявший рядом чубатый гигант, неслись залихватские звуки «Лявонихи».

    Представители профсоюзов Уругвая буквально забили трюмы корабля мешками с белой мукой-тридцаткой, игрушками и вещами для советских детей, шерстяными свитерами и обувью для воинов. Вслед отходящему от причала ледоколу летели красные розы и возгласы: «Вива Руссиа! Вива победа!» Горожане вскидывали над головами. руки, раздвинув средний и указательный пальцы, что означает виктория — победа.

документальная повесть Е.Сигарева "Документы и оружие не брать"

Mobirise
Возложение венков к статуе генерала Артигаса.
Справа венок несет Юзеф Злотник, за ним идет Эдуард Энсон.
Фотография из архива Гавриила Гладуша.

    Горячую встречу экипажу «Микояна» устроили русские переселенцы, проживавшие не только в столице, но и по всей стране. Они оказали помощь в снабжении советских моряков всем необходимым для дальнейшего плавания. 18 апреля, накануне выхода корабля, к капитану 2 ранга С.М.Сергееву прибыла делегация представителей русского комитета «За Родину». Членами комитета были дореволюционные эмигранты, покинувшие родину в поисках куска хлеба. Они вручили командиру корабля письмо:

  «Дорогие соотечественники! От имени русского комитета «За Родину» в городе Монтевидео, республика Уругвай, цель которого – оказать всемерную помощь Красному Кресту, разрешите принести Вам и вашей команде глубокое и искреннее русское спасибо. Своей выдержкой, порядком, спаянностью и дружеским отношением друг к другу и окружающим, Вы сильно подняли в глазах местного населения нового советского человека. Те овации и выражения чувств симпатии, с которыми их всюду встретили в городе, они вполне заслужили. И притом имейте в виду, что та же публика, которая горячо аплодировала советским морякам, несколько месяцев назад гнала в шею моряков фашистской Италии, и не только за их политическую принадлежность, а за неумение держать себя в чужой стране.

  Если будете иметь возможность, передайте там, на нашей далёкой и горячо любимой Родине, что все наши мысли всегда с Россией, с вами. Сданные сегодня утром комитетом «За Родину» медикаменты, одеяла, обувь, тёплые вещи и прочее, используйте по Вашему личному усмотрению для ваших моряков, которые доставили нам столько радости своим посещением.

 Идя в бой, знайте, что мы сделаем всё возможное, чтобы помочь вам в трудной и справедливой борьбе, и чтобы в случае необходимости пополнить ваши ряды. За Родину!».


    Наши соотечественники преподнесли каждому из нас очень ценные подарки, включавшие в себя целый комплект одежды, белья и обуви: отличную кожаную куртку, теплый шерстяной свитер, пару добротных ботинок с длинными халявками и разнослойными, исключительно прочными особой выделки подошвами, пару теплого нижнего белья, пару теплых шерстяных носков и теплую шерстяную вязаную шапочку, которые мы и приняли от них со словами нашей величайшей благодарности. Эти их подарки хорошо послужили нам на протяжении всей войны и еще долгое время после ее окончания.

    Вот такие знаки внимания, любви и уважения к нам, морякам "Микояна", были проявлены проживающими в этой далекой южноамериканской республике нашими гостеприимными соотечественниками, выразившими тем самым свою горячую любовь и уважение к нашей и их Родине - Советскому Союзу, ко всему нашему советскому народу.

Из воспоминаний Н.И. Кузова

Mobirise
Уругвайский мальчик Грегорио Гордон (возможно, сын русских имигрантов)  передает свой социальный подарок экипажу.
Фотография из архива капитана Сергеева

    У капитана и экипажа «МИКОЯНа» не осталось хроших воспоминаний о своем пребывании в Южной Африке, где им, очевидно, был оказан прохладный прием.

    В целях максимально возможного устранения этих неблагоприятных впечатлений я принял меры к тому, чтобы капитан и первый офицер получили приглашения на англо-американский прием в честь американских кораблей "MEMPHIS", "WINSLOW" и "DIOMEDE", которые были в порту в то время. После этого представители кораблей обменялись визитами. Я также договорился о том, чтобы Зал Виктория, где обычно проводятся танцы для членов экипажей кораблей, был предоставлен в распоряжение Российского Красного Креста для приема в честь корабля, в котором участвовало большое количество британской общины.
    
    Я и сам посетил корабль по приглашению капитана и пообедал с ним, первым офицером, и офицером связи на борту, лейтенантом Э. Дж. Энсоном, который, кажется, установил дружеские отношения с офицерами и командой. Впоследствии я осмотрел корабль. Внутреннее пространство на ледоколах немалое, и члены экипажа имеет просторные и удобные помещения. Еда и все удобства, казалось, были необычайно хорошими, а зарплата высокой. Есть команда из 13 офицеров и 130 человек, в том числе три британских военнослужащих. 

Из донесения Ральфа Клармона Скрина Стивенсона, Эсквайра, 20 апреля 1942
Национальный Архив Великобритании

    Полагаю, что будет также очень интересно узнать и о той на редкость необычной ситуации, сложившейся у нас в ходе этой памятной стоянки в Монтевидео. Ситуации, которую, как говорится, и нарочно не придумаешь. Ни где-то в море, или океане, где как раз и ожидалась и могла произойти такая нежелательная встреча, а здесь, на суше и именно в нем, в этом большом портовом городе, столице этой республики, городе, находящемся, как известно, на противоположной относительно Европы стороне нашей планеты и удаленном за многие тысячи миль как от Германии, так и от Советского Союза, едва не состоялась, едва не произошла встреча экипажей, занесенных в него судьбою двух кораблей этих двух государств, находившихся в состоянии войны между собой.

    Сложилось так, что в то время (апрель 1942 года), когда в порту Монтевидео на своем "Микояне" находились мы, сто шестьдесят пять советских военных моряков, на противоположной стороне этого же города, то ли в пределах его городской черты, то ли уже где-то за его пределами, в специально оборудованном лагере находилось, жило и здравствовало что-то около четырехсот офицеров, унтер-офицеров и матросов (сведения разноречивые), составлявших экипаж уже упоминавшегося мною немецкого линейного корабля рейдера "Адмирал граф Шпее", интернированного в Уругвае до конца войны. Трудно сказать, как бы выглядела и чем бы закончилась наша с ними встреча, сойдись мы стенка на стенку. Власти же Уругвая, учитывая всю серьезность и деликатность сложившейся ситуации, приняли все меры к тому, чтобы этой встречи со всеми ее самыми непредсказуемыми последствиями не произошло. Она и не произошла, не состоялась, хотя и их от нас, равно как и нас от них, разделяло ничтожно малое расстояние.  

    При уходе из Монтевидео наши новоявленные братья-славяне организовали нам исключительно теплые проводы, придя в порт целой демонстрацией. Расставались как самые ближайшие, горячо любимые родственники, со слезами, объятиями, поцелуями, самыми добрыми напутствиями и пожеланиями нам счастливого плавания.

    Это забыть невозможно.

Из воспоминаний Н.И. Кузова

Mobirise
Экипаж корабля в Монтовидео у памятнику Первопроходцам Нового Света.
Сидят слева неправо: Владимир Барковский, Николай Марлян, Юзеф Злотник. Остальные двое неизвестны.
Фотография из архива Юзефа Злотника.

    В Монтевидео пополнили запасы, провели необходимый ремонт и после отдыха вышли в путь.


    Наиболее важным политическим результатом визита «Микояна» стало требование населения о возобновлении дипломатических отношений с Советским Союзом, которое в последнее время стало довольно громким. У меня сложилось впечатление, что, по крайней мере, доктор Гуани не против этого предложения, но у меня нет оснований полагать, что правительство намерено осуществить его в настоящий момент.

Из донесения Ральфа Клармона Скрина Стивенсона, Эсквайра, 20 апреля 1942
Национальный Архив Великобритании

ФОТОГРАФИИ ИЗ МОНТОВИДЕО
Возложение венка, экскурсия по городу,
уругвайский мальчик Григорио Гордон принес социальный подарок для экипажа.

© Copyright 2020 Svetlana Tokareva, Elena Kallo - All Rights Reserved