free website templates
Mobirise

БУХТА ПРОВЕДЕНИЯ
август 1942

Mobirise themes are based on Bootstrap 3 and Bootstrap 4 - most powerful mobile first framework. Now, even if you're not code-savvy, you can be a part of an exciting growing bootstrap community.

Choose from the large selection of latest pre-made blocks - full-screen intro, bootstrap carousel, content slider, responsive image gallery with lightbox, parallax scrolling, video backgrounds, hamburger menu, sticky header and more.

Sites made with Mobirise are 100% mobile-friendly according the latest Google Test and Google loves those websites (officially)!

Mobirise themes are based on Bootstrap 3 and Bootstrap 4 - most powerful mobile first framework. Now, even if you're not code-savvy, you can be a part of an exciting growing bootstrap community.

Choose from the large selection of latest pre-made blocks - full-screen intro, bootstrap carousel, content slider, responsive image gallery with lightbox, parallax scrolling, video backgrounds, hamburger menu, sticky header and more.


   До родного берега осталось 2000 километров. Берингово море встречает нас не очень приветливо, сильное волнение и порывистый ветер. Вся команда в напряжении, ведь скоро родной берег. Через двое суток шторм утихает, море становиться спокойным.

    Переходим формальную линию смены дат. За несколько секунд мы оказались в другом исчислении времени. В своей жизни мы не досчитались одних суток. Сигнальщики бдительно наблюдают за горизонтом и воздухом, выставлены дополнительные посты наблюдения у артиллерийских установок, идут тренировки у орудий и пулеметов. Возможна встреча с японцами, мы ведь союзники США, но на море и в воздухе спокойно.

 Из воспоминаний Г.М. Гладуша

    Вскоре после того, как «Микоян» миновал остров Святого Лаврентия, командир БЧ-1 Н. Марлян доложил командиру корабля о том, что корабль вошёл в территориальные воды СССР. Капитан 2 ранга С.М.Сергеев сообщил об этом по внутрисудовой трансляции. Все свободные от вахт поднялись на палубу, всматриваясь в горизонт. Наконец в дымке показались очертания далёких берегов. Показался пустынный берег – Чукотский мыс.


    И вот долгожданная команда с сигнального мостика: «Вижу землю!» Немедленно это сообщение транслируется по ледоколу, весь экипаж охватило ликование, вверх летят головные уборы. С верхней палубы бегут матросы вниз, чтобы подменить тех, кто стоит на вахте у машин и котлов. Постепенно команда успокаивается и необыкновенное чувство радости: задание Государственного Комитета Обороны выполнено!

    Подходим к скалистым берегам бухты Провидения. Это было 9 августа 1942 года. Заходим в бухту, уже заполненную транспортными судами, а также стоящими на якоре двумя миноносцами, «Разумный», «Разъяренный» и лидером «Баку». Все ждут нашего ледокола для проводки грузов по северному морскому пути на запад в Мурманск. Август – разгар лета, но в воздухе свежо, дует северный ветер.

    С 9 августа 1942 года ледокол исключается из состава боевых кораблей черноморского флота и переходит в подчинение управления североморского пути, начальником которого был известный полярник Д. Папанин.

 Из воспоминаний Г.М. Гладуша

    9-го августа 1942 года в 16-00 местного времени, через восемь с половиною месяцев со дня своего выхода из Батуми, под приветственные звуки сирен, гудков, ревунов всех находившихся здесь кораблей, "Микоян" вошел в бухту Провидения, куда ему и надлежало прийти, и где, ожидая его прихода, уже находился пришедший из Владивостока отряд боевых кораблей Тихоокеанского Флота в составе лидера эскадренных миноносцев "Баку" и эскадренных миноносцев "Разумного" и "Разъярённого", выделенных для усиления Северного флота. Эти корабли нам и предстояло провести с восточной оконечности Северного морского пути на его западную оконечность в море Баренца, в район боевых действий Северного флота. И хотя в полной мере определилась настоятельная необходимость еще большего усиления боевой мощи этого флота, непредсказуемость действий Японии не позволяла идти на риск снижения боеспособности Тихоокеанского флота. Было выделено только то, что можно было выделить.

    Таким образом, первая половина возложенного на нас ответственного задания Государственного Комитета Обороны и командования флота была нами успешно выполнена. Вверенный нам корабль в целости и сохранности был приведен нами к родным берегам и был готов к выполнению второй половины этого задания, не менее ответственной, трудной и опасной.

Из воспоминаний Н.И. Кузова

    Восемь с половиной месяцев продолжался этот поход. За кормой остались три океана и двенадцать морей, объятые войной. Прошли 24759 миль, каждая из которых в любую минуту грозила гибелью от торпеды подводной лодки, снарядов рейдера или мины. Выполняя приказ, экипаж «Микояна» проявил смелость, мужество, находчивость и хитрость, преодолел все опасности и трудности.

    Из четырех судов, вышедших из Батуми в этот смертельный поход, к родным берегам сумели дойти «Микоян» под командованием капитана 2 ранга Сергея Михайловича Сергеева и танкер «Сахалин», которым командовал Придо Адович Померанец, 9 декабря 1942 года прибывший во Владивосток.

    Танкер «Варлаам Аванесов» 19 декабря 1941 года при выходе из пролива Дарданеллы в Эгейское море был атакован немецкой подводной лодкой «U-652». Торпеда попала в корму, судно начало быстро тонуть. Спустили на воду 3 уцелевших бота, прежде всего в них посадили раненых, затем сели остальные, в том числе английский офицер и два турецких лоцмана. Убедившись, что на судне никто не остался, последним покинул судно капитан Борис Пименович Осташевский. Экипаж добрался до турецкого берега и вскоре был возвращён на родину. Танкер «Туапсе» вышел из Стамбула 4 января 1942 года. Через неделю, никем не обнаруженный», прибыл в порт Фамагуста на острове Кипр. Затем пошёл по пути «Микояна» и благополучно прибыл в Кейптаун. Капитан В.И.Щербачёв принял решение идти на Дальний Восток кратчайшим путём – через Панамский канал. 4 июля 1942 года у берегов острова Куба танкер был атакован немецкой подводной лодкой «U-129». В него попали 4 торпеды и он быстро затонул. Погибли десять моряков, остальные, в том числе и капитан, спаслись.

    Экипаж "Микояна" верил своему командиру, четко, точно и без малейшего промедления выполнял его команды. Всё находилось в его руках – жизнь экипажа, новейший ледокол и выполнение приказа. Всё зависело от его оценки ситуации, хладнокровия в принятии решения, мгновенных и точных команд. В этом походе проявился талант, высокое военное мастерство и командирское искусство капитана 2 ранга С.М.Сергеева.


Mobirise
"Микоян" у причала неизвестного города
http://www.polarpost.ru/forum/viewtopic.php?t=770

- В самой бухте вас радостно встречали?
- Как бы не так. Со всей присущей советским представителям суровостью. Даже обыск устроили. Нашли какие-то завалявшиеся обертки от шоколада и предъявили притензии: почему вы ели шоколад, если вам положено есть пшено? Когда американцы узнали эту историю, они недоумевали: а зачем вам пшено, вы что, курей везли? Нас даже не наградили медалями, вручили значки «За дальний поход» и похвалили: «Молодцы, ребята».

Интервью Ю.М. Злотника газете «Морякъ» 22 ноября 2001 года.

    На следующий день после прибытия в бухту Провидения комиссар корабля старлейт т. Новиков М.Ф. на большом сборе зачитал нам телеграмму командующего ВМФ СССР адмирала Кузнецова Н.Г., поздравившего нас с приходом в Советский Союз и пожелавшего нам хорошего здоровья и успехов в выполнении боевых заданий командования флота. Все это давало нам повод для радости, гордости, воодушевления и хорошего настроения, желания кричать "Ура!" Наконец-то мы снова были на Родине (хотя и оказались на противоположной ее стороне) и сможем принять непосредственное участие в общенародном деле разгрома врага. Но здесь, в бухте Провидения, мы узнали и очень огорчившую и опечалившую всех нас совершенно неожиданную и далеко нерадостную новость. Командир корабля капитан второго ранга т. Сергеев С.М., под командованием которого был совершен этот выдающийся переход из Черного моря на Дальний Восток в условиях бушевавшей Второй мировой войны и под воздействием всех боевых средств противника, а также старший механик корабля - инженер старший лейтенант т. Злотник Ю.М. отзывались в Москву, в распоряжение Штаба флота, видимо, для доклада и нового назначения. Что делать? Служба есть служба. На ней человек не волен распоряжаться самим собою. Значит так нужно для пользы дела. Расставание было очень трогательным, волнующим и память о нем сохранилась в сердце каждого из нас. 

Из воспоминаний Н.И. Кузова

    Отозванный в распоряжение Главного морского штаба, улетал в Москву командир корабля Сергей Михайлович Сергеев, которому было присвоено звание капитана 1-го ранга. Когда после традиционного прощания он преклонил колено, поцеловал флаг корабля и сошел по трапу на катер, ряды краснофлотцев смешались, они бросились к борту и, срывая головные уборы, хором стали скандировать: «Слава нашему боевому командиру! Слава командиру Сергееву!»

    Неизменно сдержанный и уравновешенный Сергей Михайлович не выдержал, заплакал. Затем выхватил из кобуры пистолет и дал прощальный салют восемью выстрелами из полученного еще на Черном море «ТТ» в честь родного корабля. Комиссар Новиков и офицеры в ответ по восемь раз выстрелили из своих пистолетов. Так был израсходован весь боезапас, с которым «А. Микоян» обогнул земной шар.

документальная повесть Е.Сигарева "Документы и оружие не брать"

  И теперь финиш, для меня несколько неожиданный.

    Я хорошо помню по прошлому, что наградой за большие дела является сердечная боль. И в самом деле, на что мне награды, если «фокус» удался.

    Да, я справился недурно со своей задачей. Мне удалось.

    Не потопил судно при плавании на океанских просторах. Этому я не очень удивляюсь. Хотя я часто уподоблялся человеку с завязанными глазами, который должен провезти повозку по скользкой дороге.

    Могу Вам сказать, что я дрожал и обливался холодным потом.

    В конце концов, для моряка непростительным грехом является сорвать дно корабля на рифах, взорваться на минах или быть потопленным подлодкой и самолётами.

    И именно для корабля, плавающего под моей командой.

    Никто может об этом не знать, но сам не забудешь этих жестоких потрясений.

    Если бы что случилось, то удар пришёлся бы в самое сердце.

    О бесчисленно многих опасностях я всё время думал, и они мне снились, их я вспоминал и представлял реально настолько, что часто ночью вскакивал в готовности к немедленному действию. И всё же мой славный большой железный кавальеро через все опасности и потери войны добрался до места.

    Я могу быть довольным! Нет, я грущу по нему.

 Из дневника капитана корабля, С.М.Сергеева.

    Правительственное задание было выполнено. 9 августа 1942 года вспомогательный крейсер – ледокол «Анастас Микоян», пройдя безоружным через три охваченных войной Океана, целым и невредимым, не потеряв ни одного моряка за эти восемь с половиной месяцев перехода ледокола из Чёрного моря в Берингово, вошёл в порт Бухты Провидения (Анадырский залив, Чукотский полуостров).

    Всем участникам «легендарной Кругосветки» приказали дать подписку о неразглашении информации об этом «огненном рейсе».

    До 1958 года дело о «кругосветном переходе» ледокола "Анастас Микоян" из Черного моря в Берингово оставалось под грифом "Секретно". Первая публикация об «Огненной Кругосветке» появилась только 31 января 1958 года в газете «Красная Звезда».

    За этот беспримерный кругосветный поход моряки не получили никаких наград. И только в 1973 году на встрече в Кремле с Анастасом Микояном ветеранам – «Микояновцам», оставшимся в живых, были вручены жетоны «За дальний поход».  И всё! 

Создатели сайта - Елена Калло (внучка капитана С.М. Сергеева)
и Светлана Токарева (внучка старшего механика Ю.М. Злотника)

Mobirise
Выписка из приказа о награждении Юзефа Злотника жетоном "За дальний поход" и сам жетон.
Из архива Юзефа Злотника.

      И хотя все «Микояновцы» были награждены медалями – «За оборону Севастополя», «За оборону Одессы», а после Победы в Великой Отечественной войне многие вернулись, награжденные медалью Нахимова «За боевые заслуги», медалью «За победу над Германией», медалью «За победу над Японией» и орденами «Красное Знамя», «Красная Звезда», «Орденом Великой Отечественной войны» и «Орденом Ленина»,- несмотря на все эти геройские награды, у всех моряков «Огненного кругосветного похода» осталось ощущение, что их подвиг недооценён. Это очень чувствуется во всех их послевоенных письмах и воспоминаниях, дошедших до нас и опубликованных нами на нашем сайте.

Создатели сайта - Елена Калло (внучка капитана С.М. Сергеева)
и Светлана Токарева (внучка старшего механика Ю.М. Злотника)

Mobirise
Письмо Эдуарда Безуглова с просьбой вручить жетоны членам экипажа, не бывшим в Москве на встрече с Микояном.
Документ из архива Александра Гройсмана.

    А дальше у ледокола «Анастас Микоян» началась новая жизнь, жизнь, для которой он и был построен в Николаеве в самом начале войны. Ледокол стал "рабочей лошадкой" Великой Отечественной войны и принял участие в экспедиции особого назначения – ЭОН – 18. Перед ледоколом «Анастас Микоян» стояла сложная задача – за одну навигацию пройти Северным морским путём и доставить необходимые военные грузы в незамерзающие северные порты.

    О дальнейшей судьбе ледокола "Анастас Микоян" в водах Северных морей повествуют наша следующая и последняя глава – «Путь в Северодвинск. Ноябрь – декабрь 1942 года. Дальнейшая судьба корабля».

Создатели сайта - Елена Калло (внучка капитана С.М. Сергеева)
и Светлана Токарева (внучка старшего механика Ю.М. Злотника)

© Copyright 2020 Svetlana Tokareva, Elena Kallo - All Rights Reserved