ПОРТ САИД - СУЭЦ
январь 1942

Mobirise themes are based on Bootstrap 3 and Bootstrap 4 - most powerful mobile first framework. Now, even if you're not code-savvy, you can be a part of an exciting growing bootstrap community.

Choose from the large selection of latest pre-made blocks - full-screen intro, bootstrap carousel, content slider, responsive image gallery with lightbox, parallax scrolling, video backgrounds, hamburger menu, sticky header and more.

Sites made with Mobirise are 100% mobile-friendly according the latest Google Test and Google loves those websites (officially)!

Mobirise themes are based on Bootstrap 3 and Bootstrap 4 - most powerful mobile first framework. Now, even if you're not code-savvy, you can be a part of an exciting growing bootstrap community.

Choose from the large selection of latest pre-made blocks - full-screen intro, bootstrap carousel, content slider, responsive image gallery with lightbox, parallax scrolling, video backgrounds, hamburger menu, sticky header and more.


    В Хайфе на ледокол прибыли три английских матроса и два пехотинца. Матросы - два сигнальщика и один радист, пехотинцы для обеспечения работы гидростата-гондолы на лебедке с 400 метровым тросом против самолетов противника. Дело в том, что на острове Крит, занятом немцами, базировался их аэродром, и они постоянно вели наблюдение за морскими коммуникациями в восточной части Средиземного моря, а нам нужно идти к Суэцкому каналу.

    Идем в видимости восточных берегов Средиземного моря. На сигнальном мостике два сигнальщика - англичанин и наш. Бдительное наблюдение за морем и воздухом, так как могут появиться не только самолеты, но и подлодки противника.

    На баке поднята гондола на четырёхсотметровую высоту, что обеспечило невозможность прицельного бомбометания, мешая держать курс по диаметральной плоскости судна.

    Матросов англичан поместили в одной каюте с пишущим эти строки. Это были молодые ребята из простых английских семей, Проктор, сигнальщик из семьи клерка, сигнальщик Томми из семьи Лондонского докера, радист Падды из семьи текстильщика г. Глазго. Офицер-командир группы обеспечения Энсон, прибывший на борт еще в Стамбуле, имел отдельную каюту и гордился тем, что является каким-то дальним родственником королевы Елизаветы. Пехотинцы также имели отдельную каюту. Эти уж были настоящими аристократами, смотрели на нас и даже на своих соотечественников свысока. Спать ложились только в шелковых пижамах, утром, идя умываться, несли с собой поднос с различной парфюмерией - разные кремы, мази, мыло для рук, мыло для лица и т. д.

    Когда мы спросили их, а как же было бы, если бы пришлось неделями сидеть в болотах по условиям военной обстановки, они охотно ответили: нам такая война не подходит, наша цель скопить денег и после  войны открыть свое дело. Вот и вся мораль. 

    У каждого матроса, как талисман, открытка с факсимиле короля Георга VI и королевы Елизаветы.

    По совету портовых властей на судно был взят переводчик. Еврей по национальности, он по его рассказу в 1932 году отстал от советского судна и остался в Палестине‚ нашел работу, женился на еврейке, имеет сына, а сейчас направляется в Южную Африку в поисках счастья. Его, жену и ребенка поместили в бывшую шифровальную комнату рядом с радиорубкой и каютой капитана.

    Присутствие на бывшем боевом корабле молодой, стройной, красивой женщины с большими черными глазами, как-то подтянуло весь экипаж. Не увидишь неряшливо одетого или не бритого. А эта дама выходит на ботдек в шортах, в прозрачной блузке без бюстгалтера, в "золотых" туфельках - есть на что заглядеться.

    Погода стоит отличная, теплая, море спокойное. Все свободное время от вахт матросы проводят на палубе, тоже наблюдают за морем, посматривают на ботдек, где прохаживается или сидит в кресле "амазонка". Выходя на палубу, все одеваются аккуратно.

    В Хайфе всем членам экипажа выдали по 20 фунтов стерлингов для покупки кое-какой одежды, и кто в складчину‚ кто самостоятельно в городе купили самое необходимое. Я купил недорогой, но приличный костюм и белую бабочку. С бабочкой произошел конфуз. После нескольких дней носки воротнику потребовалась стирка, и я, как обычно, налил в тазик горячей воды, замочил бабочку, оставил на ботдеке, а сам ушел в радиорубку на вахту. После 4-х часовой вахты решил произвести стирку. Какое же было мое удивление, когда я увидел в тазике белое молоко. Пошарил руками, но бабочки не было. Подумалось, что кто-то подшутил. Тут подошел переводчик и, смеясь, сказал: "Это японское изделие на один раз носки, потому такое дешевое и не подлежит стирке, а если хочешь постирать, то только в очень холодной воде. Смеху было много из-за этой стирки.

    Оказывается, не у одного меня такая история со стиркой. Бабочка изготовлена из бумажного материла и шита такими же нитками, поэтому и остались в тазике только две пуговицы.

 Из воспоминаний Г.М. Гладуша

   6 января «Микоян» вышел из Хайфы и направился в Порт-Саид, где формировался караван судов для перехода по Суэцкому каналу. 

Довоенная открытка, демонстрирующая прибытие парохода в Порт-Саид.
http://servatius.blogspot.com/2010/10/arrival-of-steamer-port-said-egypt.html

   Ледокол идет полным ходом, машины работают на полную мощность, приближаемся к Порт-Саиду. Перед глазами выплывают ломаной горизонтальной линией в мареве очертания строений. Подходим ближе, и возникают очертания многоэтажных белых домов. Местность равнинная и за передними высокими домами самого города не видно. Бросаем якорь у входа в канал, красный флаг большого размера полощется на гафеле.

    Через несколько минут ледокол окружают десятки лодок и лодочек, в лодках парни и пожилые арабы все в шортах, многие даже без рубашек.

    Девушки, прилично одетые, предлагают себя, показывая движениями тела все свои прелести. Переводчик поясняет, что это почти все проститутки.

    Мужчины стараются что-то продать из различных сувениров и легкой одежды, каждый хочет заработать монету. Египет является английской колонией, местное население, арабы, использовалось как дешевая рабочая сила для Великобритании, но еще и не каждый мог найти себе работу, поэтому и промышляли, кто чем мог. Поднятием рук мы приветствуем любопытных и " продавцов", на лодках смелеют, подходят к борту, слышаться возгласы: «Рашен окей!» «Гуд!» «Вери-вери матч!» «Москау гуд!»

    Мы, конечно, ничего не покупаем. Выданные в Хайфе фунты израсходованы. Продавцы огорчены, что мы ничего не можем купить, и потихоньку уходят от борта.

    В Порт-Саиде долго не задерживаемся, установлена радиосвязь с местной военной радиостанцией на случай необходимости. Снимаемся с якоря и берем курс в Суэцкий канал. Английское командование предупредило о возможном налете немецкой авиации, поэтому нужно быть бдительными.

    Суэцкий канал, сооружение ХIХ века, соединяет Средиземное и Красное моря. Канал самотечный, никаких гидросооружений нет. Длина самого канала 115 километров и три озера - Талсах (5 километров), Большое Горькое (20 километров) и Малое Горькое (5 километров). Ледокол имеет большую осадку, поэтому мы идем медленно, фарватер узкий - можно сесть на мель.

    По правому борту высится длинный обелиск в память 100 тысячам Арабов, умерших во время строительства канала.

 Из воспоминаний Г.М. Гладуша


   Еще стоя на ремонте в Хайфе, ни нас, ни англичан не покидала тревога и озабоченность возможностью прохода "Микояна" Суэцким каналом, в виду непомерно большой тридцати четырёхфутовой, почти девятиметровой его осадкой, По приходе же в Порт-Саид эта тревога и озабоченность возросли и усилились еще больше. Ни у нас, ни у англичан, ни у лоцманов не было никакой уверенности в благополучном его проходе этим каналом.

   Не уменьшался риск его посадки на мель, даже в том случае, если бы с целью его наибольшего облегчения и уменьшения его осадки, в его бездонных угольных бункерах мы не оставили бы ни одной тонны угля, а в наливных отсеках ни одной тонны пресной воды, и даже в том случае, если бы с той же целью его весьма значительного облегчения и уменьшения его осадки, при подходе ледокола к каналу с него был бы высажен на берег самый тяжеловесный из нас, третий (котельный) механик старший лейтенант Фарид Хамидулин.

   Дело в том, что заносимый песками пустынь, через которые проходит канал, он очень сильно обмелел. Он уже давно нуждался в больших дноуглубительных работах, в основательной расчистке фарватера на всем протяжении канала, но производившихся на нем уже многие годы и производить которые в условиях шедшей войны тем более уже не было решительно никакой возможности.

   Сев же в нем где-либо на мель, мы могли основательно его закупорить. Это была бы величайшая катастрофа, допустить которую нельзя было ни коим образом, и ни в коем случае. Учитывая всю важность и стратегическое значение канала, англичане  вынуждены были выделить на его защиту и удержание его в своих руках немалое число воинских подразделений и всевозможной боевой техники. 

   Исходя из тех же соображений немецкая авиация непрерывно забрасывала его минами, а проходившие по нему корабли нещадно бомбила, стремясь закупорить канал и вывести его из строя. Доходило до того, что некоторые, видимо наиболее уязвимые участки канала, в предвидении очередного налета на него немецкой авиации, англичане перекрывали их специально изготовленными сетями. Многочисленные же батареи зенитных орудий, как настоящих, боевых, так и декоративных, камуфляжных, были установлены ими на обоих берегах канала на всем его протяжении от Порт-Саида до Суэца.

Из воспоминаний Н.И. Кузова

   7 января ледокол, взяв на борт лоцмана, двинулся дальше на юг. С наступлением темноты останавливались – ночью движение по каналу прекращалось. 

   Суэцкий канал настолько узок, что встречным судам каждый раз приходится  швартоваться к берегу. Администрация канала выделила для этого нашему кораблю обитую верблюжьей кожей лодку и шесть гребцов-арабов. Командир ледокола приказал угостить гребцов и отправить восвояси. Швартоваться решили самостоятельно: пусть увидят капитаны-иностранцы, как умеют работать по авралу советские моряки. 

документальная повесть Е.Сигарева "Документы и оружие не брать"

   Так или иначе, но каналом мы все же прошли, а говоря точнее, проползли, затратив на проход 93,4 (девяносто трех и четырех десятых) мили его длины не двенадцать-четырнадцать часов, как обычно, а почти трое суток.

   При проходе каналом "Микоян" к нашему неподдельному страху и ужасу дважды касался своим днищем его грунта, еле избежав его серьезной посадки на мель, а в одном месте, уже пройдя Малое горькое озеро, он, будучи не в состоянии свободно разминуться с подорвавшимся на мине и застрявшим на самом фарватере каким-то либерийцем, вынужден был пройти в притирку к нему, и так прошелся своим правым бортом по его левому борту, что с того едва не слетела вся его обшивка.

   После национализации канала Египтом в 1956 году, канал был значительно углублен и удлинен на обе его стороны и в данное время по нему  свободно проходят самые большие океанские корабли с самой большою осадкой. 

   Придя в Суэц, мы были уже на выходе в Красное море.

Из воспоминаний Н.И. Кузова

Экскурсия экипажа "Микояна" из Суэца к Египетским Пирамидам..
Фотография из архива старшего механика Ю.М. Злотника.

   Подходим к концу канала, и сразу чувствуется сильное встречное течение, так как канал в этом месте не очень широк. Становимся на якорь на рейде египетского порта Суэц в Красном море для пополнения запасов угля. Можно было погрузить уголь механизмами, которые имелись на причалах порта, однако, сославшись на мелководье, англичане решили грузить нам уголь с барж, да и стоимость угля так дешевле.

    Были подведены барки с углем с обоих бортов, и на них около сотни рабочих с плетеными корзинами, одетые в трусики или просто в набедренные повязки вроде полотенец, завязанных сзади тесемками.

    С барж на борт перекидываются сходни, и на борт восходит англичанин-надсмотрщик. Осмотрел трюмы и дал команду начать погрузку. Часть рабочих поставлена на загрузку угля в корзины, другие потоком несут корзины на судно и высыпают в трюмы. Надсмотрщик наблюдает за четким ритмом, никаких задержек не допускает. Все рабочие как на подбор - сухое тело, смуглые до черноты, руки, ноги торс как будто собраны из одних мускулов. С 08-00 до 12-00 никакой передышки не допускается, пить воду нельзя. Некоторые не выдерживают, наклоняются с низко осевшей барки и смачивают во рту соленой водой.

    Жалко смотреть на людей, изможденных жаждой, и наши матросы из чувства жалости выносят воду и угощают, но рабочие пьют не более одного двух глотков, боясь наказания. Надсмотрщик недоволен и объясняет, что пьющий воду уже не работник, но мы могли себе позволить угощать водой на своей территории. Поскольку наше судно для надсмотрщика - чужая территория, он не имеет права проводить экзекуцию, ну а на барже в ход идет и хлыст. В 12.00 перерыв на ритуал молитвы, после которой объявляется прием пищи, едят у кого что есть.

    Основная пища: фрукты и еще какая-то жидкость в ведерках из консервных банок. С этими же ведерками рабочие ходят в туалет.     

    Наши матросы делились с рабочими хлебом, вареной пищей, компотом. Они удивляются, но берут и жадно едят. Для них непривычно, как к ним так относятся чужие люди с судна с красным флагом. Работать им еще шесть часов, поэтому много пьют воды. У многих матросов, купивших в Хайфе одежду, остались выданные в Батуми костюмы, рубашки, их отдали более молодым рабочим. Те с опаской, но взяли, примерили. Остальные удивлялись: что за люди, как они хорошо относятся к арабам! Все рабочие неплохо владеют английским языком. Через переводчика объясняем, что такое Советский Союз, что в нем живут многие национальности в дружбе и согласии. По их лицам видим, что нам мало верят, да и трудно им верить в это, неграмотным и забитым.  

    Матросы устроили для скопившихся на палубе рабочих маленький музыкальный концерт, кто-то сплясал «яблочко», которое вызвало общее восхищение, общие возгласы: «Вери найс! Вери найс! Окей рашен!». Но вот 13.00 и опять начинается изнурительная работа. Раньше расчетного времени погрузка заканчивается, солнце идет к закату. Подходит буксир, забирает баржи с рабочими. Все стоят, смотрят на удивительное судно под красным флагом и экипаж, который принимал их как равных. Несмотря на теплынь, многие переодеты в подаренную одежду. Наверное, они никогда не забудут этой редкой встречи с непонятными для них советскими людьми. Темнеет, буксир с баржами удаляется, а рабочие все машут руками, и наши матросы отвечают тем же.

 Из воспоминаний Г.М. Гладуша

   Здесь, по договоренности с англичанами на «Микоян» должны были быть установлены орудия и пулеметы. Но англичане не выполнили этого важного условия договора, лишь установили старую 45-мм пушку, годную разве что для салюта, из которой провели учебные стрельбы. Тогда, чтобы придать ледоколу вид хорошо вооруженного судна, наши моряки пошли на хитрость. У местных туземцев добыли брёвна. А боцманская команда под руководством мичманов А.Гройсмана и Т.Мороза и личном участии командира, из этих брёвен и брезента изготовила на палубе подобие мощных артиллерийских установок. Конечно, эти бутафорские пушки пользы не принесут, но при встрече с вражеским кораблём страху на него могут и нагнать. Командующий английскими военно-морскими силами в этом районе предложил командиру «Микояна» капитану 2 ранга С.М.Сергееву заменить личный состав БЧ-5 арабами, так как они якобы более выносливые в условиях жаркого климата. Командир корабля и офицеры БЧ-5 категорически отказались от такого предложения.


Фальшивая пушка из бревен на борту "Микояна"
фотография из архива капитана С.М. Сергеева.


ЕГИПЕТСКИЕ ФОТОГРАФИИ И ФОТОГРАФИИ МАКЕТА ПУШКИ

© Copyright 2020 Svetlana Tokareva, Elena Kallo - All Rights Reserved